Дело о ядах: французская охота на придворных «ведьм»

Дело о ядах: французская охота на придворных «ведьм»
Инквизиция и ее преследование ведьм и колдунов в Западной Европе не прошли мимо Франции. Несмотря на то что Средневековье в этой стране закончилось в начале 1640-х годов, средневековые взгляды на жизнь было не так просто искоренить. В подтверждение тому выступает так называемое «дело о ядах», кампания по охоте на ведьм, будоражившая двор «короля-солнца» Людовика XIV с 1675 по 1682 годы. Это дело лишь приоткрыло завесу тайны жестоких дворцовых интриг.

Дело о версальских отравительницах инициировал глава полиции Парижа Габриэль Николя де ла Рени. В 1672 году при подозрительных обстоятельствах умер офицер кавалерии Годен де Сент-Круа, и у покойного нашли бумаги, компрометирующие его любовницу маркизу де Бренвилье Мари Мадлен Дрё д’Обре. Из этих бумаг следовало, что маркиза ради получения наследства отравила не только своего отца, но и двух братьев и сестру.

Ходили слухи, что сам Годен де Сент-Круа увлекался алхимией и помог маркизе в отравлениях. Ей также приписывали отравления многих бедняков и прислуги. Маркиза де Бренвилье скрывалась в Англии, Голландии, но ее нашли в 1676 году и препроводили во Францию. Отравительницу приговорили к «пытке питьем», сначала она все отрицала, но после под пытками созналась. Маркизу обезглавили в июле 1676 года. Казнь этой женщины вызвала немалое смятение в рядах французских аристократов.

Все это совпало так, что недавние смерти некоторых придворных также связали с отравлениями. Во всем лично решил разобраться сам король. Он приказал де ла Рени узнать, не замышляют ли парижские гадалки и алхимики отравить королевских наследников. Самому же королю с тех пор стали подавать только те блюда, которые в его присутствии дегустировали слуги.

В 1677 году глава парижской полиции вышел на Катрин Монвуазен. Эта женщина, дочь дворянина, рано овдовела, поэтому ради заработка стала гадалкой, предсказывала будущее, вызывала покойников и тому подобное. Она была повитухой, поэтому устраивала даже знатным дамам выкидыши, а также продавала им разные приворотные зелья и отравы. Среди ее клиентов оказались и жены версальских придворных, в том числе мадам де Вивон, родственница официальной фаворитки короля мадам де Монтеспан, графиня Суассонская, ее сестры и даже маршал Люксембурга.

В 1689 году король учредил трибунал для расследования дел об отравлениях — Огненную палату. На самом же деле этот трибунал и само расследование больше напоминали средневековую инквизицию, а все обвиняемые были лишь участниками и жертвами придворных интриг. В итоге под пытками Монвуазен призналась даже в том, что убивала младенцев во время черных месс. Трибунал также подразумевал, что заказчицей преступлений была сама фаворитка короля Монтеспан.

В феврале 1680 году «отравительницу» Монвуазен сожгли на костре, смертные приговоры получили еще около 30 человек. Мадам де Монтеспан король пощадил, но его новой фавориткой стала маркиза де Ментенон, которую прозвали «черной королевой» за ее строгий характер, скромные темные наряды без излишеств и нетерпение к былым светским развлечениям при дворе.

По словам самого де ла Рейни, ниточки этого запутанного дела вели к самым высокопоставленным обитателям Версаля, которые совершили множество преступлений, но из-за своего положения не могли быть призваны к ответственности. В народе же «дело о ядах» еще долго фигурировало не иначе, как охота на ведьм.